Областной историко-краеведческий музей города Семей

Восточно-Казахстанская область
г. Семей, ул. Абая, 90

СУДЬБЫ ТРАГИЧЕСКАЯ НИТЬ БАДРИСАФА – АЛЕКСАНДРА

Страшны судьбы людей пострадавших от советской тоталитарной машины. Многие тысячи из них были расстреляны, посажены в тюрьмы, лагеря, изгнаны из родной земли.
Вместе с «врагами народа» сталинская тоталитарная система отправляла в изгнание и членов их семей, как предателей родины, подвергая пыткам в лагерях. Особенно тяжела была судьба невинных женщин, которых не только разлучали с супругами, но и лишали детей…
Алашские деятели больше всех пострадали при советском тоталитаризме, который начался с голощекинского геноцида, затем продолжался долгие годы сталинских репрессий. Тяжелым испытаниям подвергались и члены семей общественных и политических деятелей. Их жены и дети подвергались гонениям, их разлучали друг с другом, они были вынуждены жить в нищете и голоде. Верные жены не оставляли надежд и попыток найти ссыльных мужей хоть на самом краю необъятной страны, чтобы разделить с ними их муки и страдания. Одной из таких безутешных спутниц жизни была Александра – супруга Ахмета Байтурсынова.
Они полюбили друг- друга и поженись еще в до октябрьского переворота. Александра Ивановна делила со своим супругом все радости и горести, выпавшие на их долю, аресты, непрекращающиеся гонения со стороны царского режима и все ужасы советских репрессий. . Сам Ахмет называл ее Бадрисафа. Историю об ее имени в своей книге «Истина об Ахмете» написал Самырат Какишев со слов самого Ахмета Байтурсынова: «когда мы пошли регистрировать наш брак, царское правительство не разрешило мне жениться на Александре, мол, невеста другой национальности. Александра тогда сменила имя на башкирское Падриса. И только после этого дали согласие на наш брак. А так ее настоящее имя – Александра».
Сведений о супруге Ахмета Бадрисафе очень мало. Жизнь в постоянных изгнаниях, тяжелая судьба сказались на ее здоровье – в последние годы жизни у нее появилась эпилепсия на фоне моральной истощенности.
Сейчас в музее Ахмета Байтурсынова в Алматы хранится сундук – безмолвный свидетель гонений и лишений. Когда-то Бадрисафе пришлось продать этот сундук, чтобы последовать за арестованным мужем. Через годы семья, когда-то купившая его, передала эту памятную вещь в музей, понимая бесценность реликвии.
Есть разные предположения о том, когда, где и как ушла из жизни Бадрисафа. По одним сведениям женщина, потеряв детей, похоронив мужа, умерла в одиночестве. Также говорят, что в 40-е года она пришла в дом престарелых и прожила там остатки дней. А другую версию можно найти в статье Назиры Жаримбетовой. В 2009 году в материале, опубликованном в газете «Егемен Қазақстан» она приводит воспоминания Есимхана Турлыбекова, рассказанные им самим:
«Это был конец 1945 года или начало 1946-го, помню, что одним зимним поздним вечером к нам домой пришел наш дядя – акын, переводчик Касым Тогузаков, которого мы, родные, звали Кәшу, рядом с ним была женщина, русская, исхудавшая. Попросил мою мать оставить ее у нас дома. «Капиза, это не женщина с улицы, она в опасности и в бегах, она жена нашего родственника, важного человека. Дайте ей жилья. Мне больше некому доверить ее судьбу, Капиза, я знаю, ты не дашь ей пропасть. Проследи, чтобы никто не видел ее и не забрал, сейчас никакой пощады к таким. Или изгонят, или расстреляют. Нужно потерпеть пока не станет легче. А там, поглядим, как быть. Никому ни слова. Верю только тебе», сказал дядя и ушел в ночь…
… Так Александра прозимовала, а потом дождалась теплой весны рядом с моей матерью. Как только дома появлялись гости или намечалось мероприятие, мама прятала ее в подвалах нашей бани. Несчастная женщина, она провела в этом погребе не одну ночь. Пришла весна, потеплело, оттаяли реки, и Александра смастерила себе три удочки из волос хвоста коня. С утра до вечера она пропадала на берегу реки, ловя рыбу посреди деревьев…
Одним осенним днем 1947 года Александра не вернулась домой. Я не помню, уходила ли она рыбачить в тот день. Ночью она не пришла домой. Мы ее искали на берегу, вокруг аула, не смогли найти. На завтра мы с другими детьми игрались в 400-500 шагах от дома, и наткнулись на мертвое тело Александры в старом заброшенном доме деда Молдагали. Быстро же позвали мою мать. То ли мышка, то ли птица исклевала глаз Александры. Мать накрыла ее тело своей курткой. Никому о случившемся не рассказала, мы ждали моего отчима Толеубая с работы. На завтра он привел совхозного коня с повозкой, мы забрали тело Александры и похоронили ее чуть поодаль от могилы рода Науша-Кыпшак. Земля была замерзшая, поэтому отчим смог накопать могилу только глубиной по колено. И лопатка была слишком маленькая, да и руки его были слабы – он провел шестнадцать лет в ссылке на Колыме. Тело бедной женщины пролежало в заброшенном и разрушенном здании два дня».
Так закончилась жизнь полная лишений и страданий, верной жены и надежного друга одного из лидеров «Алаш» Ахмета Байтурсынова – Бадрисафы Мухамедсадыккызы (Александры Ивановны). Еще одна трагическая нота в черной симфонии тоталитаризма.
Меруерт КАРАМБАЕВА, областной историко-краеведческий музей города Семей
Портрет: Бадрисафа – Александра